• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:13 

сны мать их

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
С мазохистским наслаждением слышу скрип собственных суставов. Невыносимая, непреодолимая боль, от которой сходят с ума, все равно в тысячи раз лучше двух слов. Два слова нужно сказать, глядя в широко распахнутые по-детски чистые глаза. Ударить безоружного. Убить беззащитного. Предать друга.
Ашес никогда не был мне близок или дорог. Так, парень с курса. Грязнокровка-гриффиндорец. Не более чем… Чем кто? Друг? Брат? Занося палочку, я уже знал, что не смогу. Любого другого смог бы, а Рика – нет. Никогда. Ни за что. Лучше я. Лучше меня.
Боль прекращается так же внезапно. Растекаюсь по полу безжизненной кляксой, способной только созерцать чудом не пострадавшим мозгом. Созерцать, как поднимается палочка, и кто-то другой выкрикивает два слова. Всхлип. Зеленая вспышка. Тишина.
Тишина, оказывается, бывает еще и такой. В которой еще слышны голос и дыхание только что ушедшего. Ты далеко и думать про нас забыл. А как я буду без тебя, парень?
Полтора метра как вечность. Медленно. Мучительно. Ползком. Вопросов «зачем?» и «почему?» не осталось. Все истерзанное сознание заполняет желание жить. Жить и видеть улыбку на бледном лице, отчего-то вовсе не искаженном предсмертными муками. Блаженная радость. Смирение. Ты святой, Ашес.
Прижимаю его голову к своей груди. Покрываю безучастную маску беспорядочными поцелуями, а на губах остается солоноватый привкус слез.
- Ему ничем не поможешь, - раздается над ухом холодный голос Северуса. Того, кого считал другом. – А тебе стоит радоваться, что никто кроме меня этого не видел.
Сильная рука отрывает меня от пола, ставит на ноги
- Привыкнешь. К этому скоро привыкаешь.
И я встаю. Встаю, чтобы убивать.
А потом просыпаюсь.

23:49 

Бег по белому саду

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Никто. Да, давно. Никогда. А все-таки
так ли нужны мне теперь слова?
Нет, не одна. Так... Живу, работаю.
Да, не забыл. Ровно двадцать два.
Заматерел. Так и я не девочка.
Есть седина и морщинок нить.
Только вот… Знаешь, я что ни делаю,
Нашей весны не могу забыть.
«Спи!» - говорю я себе, - «Уляжется.
Все впереди еще будет. Верь!»
Вроде бы верится. Только кажется
Как-то неплотно закрыта дверь.
Встану. Пройдусь. Под окном встревожено
Шепчет мне, так же как жизнь назад,
Тот же зефирово-замороженный
Кружевом съеженный белый сад.

05:24 

Бабское. Хачапури

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Лепешки «Наргиза Зафаровна»
Две трети пачки сливочного масла (можно заменить маргарином) срубить в мелкую крошку с тремя стаканами муки. Добавить полтора стакана любой кисломолочки (лучше айран, кефир или простокваша, но и на йогурте тоже получалось забавно). Тесто должно получиться пластичным.
Отдельно смешиваем 1 ч.л. соды и 1 ст.л. муки. Раскатываем тесто, посыпаем частью смеси, складываем конвертиком, раскатываем и снова посыпаем. Так несколько раз (не меньше трех). Последний раз раскатала, свернула конвертиком и просто скатала в шарик без посыпаний. Положила в полимерный пакет и оставила в холодном месте часика на два. Можно хранить до суток без ущерба для качества. Но тесто может от соды потемнеть.
А дальше тоненько раскатываешь кусочки теста и пускаешь фантазию в полет. Можно жарить так, можно с начинкой, как чебуреки.

рецепт начинки
Брынзу или адыгейский сыр натереть на терке, можно взять смесь сулгуни, брынзы и если сыр очень соленый, добавить немного творога. Вбить желток, если сыр не жирный , немного полить растопленным сливочным маслом. Сыра на такое количество теста требуется приблизительно 300-400 г.

найдено:
Надо (на одну порцию=2 лепешки):
20г сливочного масла (1 ст. ложка,с горкой)
70г муки пшеничной (около 8 ст.ложек без горки)
2ст.ложки холодной воды
щепотка соли
щепотка перца

Размягченное сливочное масло выложить в миску, всыпать к нему муку, влить воду, соль и перец
Рукой начинаем масло «жулькать» разминать, смешивая с остальными ингредиентами. От тепла руки масло начнет таять, из-за чего масса будет становиться более однородной. Если тесто будет крошиться, добавьте еще чайную ложку воды, мало – еще чайную (понемногу, чтобы не переборщить). Весь процесс займет минут 5-10.
Тесто скатать в шар, который разделить на 2 части, каждую раскатать в тонкую лепешку.

@темы: пожрать

02:54 

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
С некоторых пор я ненавижу свадьбы. Нигде и никогда еще я не видела столько лицемерия, показушности, лести. От елея, капающего на пол, мерзко значительно больше, чем от пьяных рож.
Не считая тех, на которые работала, в моей жизни их было четыре: по залету, логическая, по любви и потому что позвали. И в каждой видится причина. И душа, если она есть. И в каждой все понятно без слов. Это при том, что я искренне люблю людей, шумные компании и празднетства.
Но все-таки необходимость кормить и нянчить толпу людей, которых нужно пригласить просто потому, что нужно, а иначе «не по-человечески»… Даже тех, кого видеть не хочешь.
Перебор, господа. Вам не кажется?
Даже та, что была по огромной взаимной любви, и то… Впрочем, единственное, что согревало – их глаза. Они светились так искренне, что хотелось жить, любить и верить. Даже на пару минут самой захотелось.
Это просто Хатик фотографии смотрел и сравнивал. лучше бы он писал диссер.

16:06 

Давнее

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Наконец руки дошли набрать. Посвящается... Ну, да тут все понятно.


Расщепление сознания. Жанна и Питер живут бок о бок, не расстраивая, но расстраивая его.
Худграф. Рейвенкловее некуда. Вхожу. В нос ударяют десятки безумно милых запахов, от которых у каждого из нас, пожалуй, случился бы приступ ностальгии. Запахи краски, мела, пыли, свежей стружки… Образы размытые, малознакомые, но родные в своей психоделике. Не успеваю восторженно взвизгнуть, как материализуется перед внутренним взором образ Профессора. Тактичного Профессора, осторожного в словах, действиях и оценках. Профессора, однажды простонавшего в сердцах: «Достали рейвенкловцы!»
Тут только понимаю, отчего ему, бедолаге, так страшно. Одно дело – две пытливые рейвенкловки. Совсем другое – два десятка враждебно настроенных.
Подхожу к двери, приоткрываю. Встречаюсь взглядом с обреченным на муки в этой башне. Обращаюсь крыской, по стеночке вползаю в аудиторию, закапываюсь в темный уголок. Я – тень.
---
Никогда еще так сильно не хотелось встать за кафедру, бедром оттеснить Луню, зыркнуть на первые парты так, чтобы поцелуй дементора показался избавлением. Хатик может удержать два десятка пятиклашек или четыре десятка недоюристов, но справится ли с тринадцатью бабами? Не уверен. Однако по-гриффиндорски искреннее желание спасти Луню растет пропорционально частоте почесываний сидящей впереди тетки, смешиваясь с жаждой мести. Холодной такой, изощренной.
От голоса Хатика еще никто не уходил. Живым. Психовали, хлопали дверью, пререкались… но неизменно возвращались. Хочется, невыносимо хочется заставить всех заткнуться. Слушать, разинув рты. Может, попросить его прочесть стихи? Он ведь так трогательно прекрасен в такие минуты!
Остается ждать полнолуния. Надеяться, что комнатный вервольф возьмется за голову, разбудит спящее внутри кровожадное звериное нечто и скажет выразительное: «Ррр!» Заинтересовать тех, кто хочет заинтересоваться. А остальных… Поубивать надо некоторых!
Луня, родной! Не сжимай молитвенно лапки. Не трясись осиновым листом. Они должны тебя бояться, а не наоборот.
Съешь этих двух «мегашапочек» впереди меня.
Съешь. Полегчает.

06:21 

О церквях и снах (святки же ж)

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Есть у Хатика один пунктик: в храм нельзя в неподобающем виде. Если косыночка у Хатя всегда при себе (спасибо Василию), то штаны остаются штанами, а потому Хатик редко ходит в церковь.
И вот снятся Хатику сны. Примерно полгода назад снилось, что Хатик со своим шестым «б» на экскурсии в Казанском соборе. Провел политинформацию, раздал звездюлей… В общем, готовы. Входим – а вместо храма сувенирная лавка. И шум стоит, торговля бойкая. В лучших библейских традициях. Дети (естественно) тут же начинают носиться, прицениваться. Я пытаюсь их как-то к порядку призвать. Появляется женщина (по виду – вроде тех, что свечи продают) и начинает на моих орать, что совести у них нет, что в храме так себя не ведут и т.п. Малыши пристыжено затихают, пытаются креститься. На что тетка свирепеет окончательно, вопит, что молиться в храме запрещено, грозит полицией… В общем, с горем пополам мы убегаем какими-то клумбами, огородами, заборами…
Я бы не вспомнила про этот сон, если бы сегодня мне не приснилось еще более феерическое. Некий курортный городок. Огромная компания молодежи, в числе которых мои одноклассники, приятели, бывшие.. В общем, в одном месте сосредоточены люди, в разное время бывшие мне близкими. Что примечательно, тем точно нет ни моей девочки, ни сестры, ни Окурковой, ни Профессора, ни Кешуна, ни Фимы, то есть реально близких мне людей. В общем, квартира и мы в ней, что ожидаемо, квартируем. Во дворе – церковь. И я не могу не пойти туда, зная, что если проснусь от колокольного звона, то мне будет стыдно. Стыдно, что я не на службе.
Проблема в том, что это курорт, а потому во всей компашке нет ни одной приличной одежки, кроме голубенького сарафана на тоненьких лямочках, который мне кто-то одалживает (Интересно, кто бы это мог быть? Моего-то размера!). Сверху напяливаю свитер и зимнюю куртку. А что Вы хотели от сна рейвенкловки? Вы что, ездите на курорт без зимней куртки? Что, ПРАВДА?
Короче, в кроссовках, сарафане и зимней куртке Хатик подруливает к церкви, а на входе его встречает некто, похожий на гнома или монаха с алебардой. Лицо в морщинах, борода длинная рыжая и одежда вроде коричневой рясы, подпоясанной веревкой. На мою попытку пройти мне предлагают снять верхнюю одежду(!), а на мое резонное замечание о том, что под курткой у меня сарафан (т.е.плечи голые), получаю предложение снять и его. В шоке убегаю.
Доктор, это лечится? В последние дни у меня было сильное потрясение, связанное с потерей работы, и тихий ужас по поводу необходимости ходить в морг на практики по судмеду.

@музыка: Полонез Огиньского

@настроение: "Там, на холме, высокий храм..."

22:22 

Хроники Нарнии

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Всё, граждане. Это он. Лисец. Кажется, я подсела. Подсела жестко и конкретно, как не подсаживалась даже на средневековую лютневую музыку в исполнении Петечки. Это же просто начало Хогвартса, а не короли и королевы. И если Питер - не Годрик, то я - балерина, а бегемоты балеринами не бывают!
Готова присягать королеве Сьюзен, если та научится обращаться птицей. Это ж Ровена Ровеной, товарищи!
И Люси - копия Хельга. И Эд - Салазар. Смутьян, как сказала Минервушка.
Все сходится.

21:33 

Для общего развития

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
... или "а люди это изучают"
1. Характерные особенности героического эпоса в поэме «Беовульф».
2. Основные циклы рыцарских романов.(романы «артуровского» и «каролингского»циклов, романы о Граале и проч.)Роман Т. Мэлори «Смерть Артура».
читать дальше

00:20 

И снова здрасьте

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Ага, хрен вы угадали, называется. Хать пропал из сетей со скоростью, образованной из массы толстого фанерного листа и ускорения прицельного свободного падения. Почти привык, кстати.
Без тырнета даже прикольно.
дневник бессетевой
.... и Хать ушел в синематограф.

02:31 

День рождения Северуса Тоббиасовича Снейпа!

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Пока идей нет, но в течении дня накидаю что-нить поздавительное. Пока слушаю песенку про остролист, реву пьяными слезами и трескаю имбирные печенюхи.
А год назад меня поздравляли. Как время-то летит!

@настроение: Девятый день. И в нем - твое рождение.

05:04 

Лекарство от любви

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
17:56 

Время боггартов (воспоминание о воспоминании или боггарт на двоих)

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Полночь – время собак и оборотней, а ночь сама по себе – время боггартов. На своей крысиной шкуре знаю. Вернее, строго говоря, не совсем-то еще крысиной, ибо в силу природной скудости ума крысился я тогда из рук вон плохо.
Так или иначе, но это была ночь после полнолуния, когда наша мародерская компашка по воле левого поттеровского ботинка потащилась кататься с ближайшей горки. Для тех, кто не понял, поясню. Хогсмид. Четыре утра. Зима. Темно. Четыре подростка-пятикурсника. Первая ночь после возвращения Лунатика в человеческий облик. Идиоты.
Поняли или нет? В это время мы все должны быть в постельках под золотисто-красными пледиками за красными шторочками. Или, в совсем уж крайнем случае, сидеть визжащей хижине за бутылочкой имбирного, слушать рассказы Поттера или Блэка под тихие вздохи Люпина и завывание пороши за окном. Вместо этого нас потащили кататься по только что выпавшему снежку.
- Чего ты трясешься так, Питер? Скатись хоть раз.
- Джим, я…
- Не хочешь кататься - уходи.
Он бежит к парням. Я остаюсь один. Совсем один. Пустота. Тишина. Немота. Кромешная темень. Внизу с веселым визгом катится с горы Лунатик. Даже Лунатик…
Скатываюсь. Сверху на меня валятся хохочущие друзья, и где-то в районе моей коленки мелькает улыбка Джима. Как можно так играть? Лжец, коварный лжец…
Тащусь вверх, как вдруг замечаю на вершине склона хрупкую фигурку в тоненькой блузочке. Рыжие волосы треплет ветер. С ума сошла! В такой холод!
Карабкаюсь, вязну в сугробах, на ходу разрывая застежки мантии. В голове две мысли: согреть и оторвать голову ее слизеринцу. Она может простудиться, заболеть, умереть… Запоздало приходит мысль: «Что ей там делать? Она пришла предупредить нас?» Сердце бешено колотится, выскакивая из груди. Пальцы сбиваю в кровь, наконец поднимаюсь. В трех шагах от меня стоит с квадратными глазами Блэк, а между нами…
Как я не увидел его в темноте, как не почувствовал? Она была не одна. Джим Поттер, наш друг… Он так жадно и ненасытно целовал ее, что хотелось скулить, рвать на себе волосы, умирать медленно и мучительно… Только бы не видеть.
Глаза застит пелена слез. Отчего? Отчего сейчас не полнолуние и некому разорвать меня в клочья? Лунатик, милый, куда мы идем? Что нам всем делать теперь? Что делать мне? Прямо сейчас перегрызть себе вены? Подождать утра и сброситься с башни Астрономии? Только бы не жить. Только бы не видеть. Только бы не думать.
Дорога до визжащей хижины – вечность. Единственное желание – взять за руку Лунатика, самого здравомыслящего среди нас, заразиться крупицей его спокойствия. Перехватываю запястье. Тут же слышу всхлип. Прости, друг. Я помню, ты не любишь прикосновений.
В хижине весело потрескивает огонь, слышится тихий смех. Я силюсь заставить себя войти, но не могу видеть Поттера снова. Колючий ветер пробирает до костей: мантия потеряна где-то, джемпер лежит у камина, рубаха не греет вовсе. Холодно, но лучше умереть тут, чем жить с ненавистью к другу.
Стою , широко раздвинув ноги, подставляю лицо снегу, таращусь на огоньки деревни , замок на горизонте… И не вижу ничего, кроме жгучей обиды, пронизывающей сильнее ледяных игл. Думаю о Поттере, его эгоцентризме, неспособности думать о других, псевдолюбви к Эванс (моей Эванс!), о том, как хорошо было бы мне вовсе не рождаться... Думаю, смотрю на заснеженные крыши и плачу. Да, мужчины не плачут, но по сути-то я еще не мужчина. Даже на юношу не тяну. Так, мальчишка.
Клянусь себе, что никогда не стану покрывать Поттера, что сейчас же выскажу ему все, что завтра извинюсь перед Снейпом, что приму приглашение Мальсибера «на поговорить» и пусть меня поколотят… А Поттер…
Поттер просто подкрадывается со спины, накрывает мои плечи мантией, шепчет:
- С завтрашнего дня начинаем тренировать «редикулус». Покуда не освоишь – без меня или Лунатика ни шагу.
Хлопает по плечу, жестом приглашает в дом, но останавливается на пороге:
- Ты, Хвост, меня потряс. Бояться даже чужого боггарта! Идем к огню, дружище.
Чужого! Если бы ты только знал, Джим… Огонь медленно отогревает тело, имбирное пиво – душу. С накатывающим теплом приходит безумное чувство вины, больше достойное правильного Лунатика. Джим клянется:
- Братья, запомните: я никогда не променяю вас на бабу. Вы – моя семья.
Я смотрю на Бродягу поверх бутылки и пытаюсь понять, чего же он боится. Того, о чем говорит Джим, или того, чего боюсь я? Так или иначе, этот боггарт на двоих определенно повлияет на наши отношения.
С этого дня … Вернее, ночи, но это не важно. С этого дня я поклялся всегда и во всем поддерживать Поттера.
Продержался, правда, только до середины седьмого курса, но в это уже совсем другая история.

@темы: живая игра, мародиоры

13:38 

В суету городов...

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Семёныч по кругу уже полчаса. Мои магглы с квадратными глазами наблюдают за разбиранием сумки, периодически вводя меня в ступор вопросами: "а это тебе зачем"? Так и хочется по макушке треснуть. Неужели не понятно, что без палочки или галстука совершенно невозможно обойтись?! Но они, глупые, искренне считают, что я ездила пить, травить анекдоты и кататься с горки. Не хочется разубеждать: тогда придется пускать в мой мир. Нет. В нем сейчас слишком тесно. В нем сейчас Лунатик, Бродяга, Сохатый, Хогсмид, Снег, Полная Луна, люди в масках и черных плащах, ночной разговор с мадам Помфри... В нем сейчас сама жизнь. Та, которую давно искала. Та, которую нашел мой мальчик.
Скрабы, маски, ванночки, легкий педикюр... Полтора часа в пене, пахнущей скошенной травой, и ничто не напоминает о мальчике, в середине семидесятых влюбившемся в однокурсницу. Ничто.
Кроме синяков на ногах, разодранных запястий, ухающего сердца и воспоминаний. Куда без них?
Я так и не дал Блэку в морду.
Сейчас, сидя на собственной уютной постельке, трудно поверить, что все это было. Еще труднее - что было со мной. И совсем уж невозможно признать: это была я. Там, в параллельной реальности, все было проще и сложнее одновременно. . Нужно сейчас, пока помню, вытряхнуть из головы на бумагу мысли и чувства, открывшиеся мне, но... Не отпускает ощущение, что я предам его.

Грань реальности. Она вообще есть? Несколько часов назад я растерянно улыбался Лунатику, плечом отодвинувшему меня от Сириуса. Лунатик, до обморока боящийся прикосновений! Не исключено, что он сам не отследил этого жеста, но мне хватило. Ушатом холодной воды отрезвить сложнее, чем этим истинно гриффиндорским порывом. Порой умею быть благодарным, а потому отхожу, сажусь на скамью и считаю до тысячи. Блэк выходит победителем, а я в очередной раз оказываюсь трусом.
Еще несколько часов назад. Еще совсем недавно. А теперь тут каждый теребит, требует, вынуждает говорить, а я совсем забыл голос Хатика.
- Ну так что? - вопрошают меня строго
- Да, - отвечаю тихо, не простившись еще с забитым мальчишкой в моем сознании. Страсти нарастают пропорционально моему молчанию.
- Говори нормально! Не таким противным голосом!
Крик. Злость. волны накопившегося за время моего отсутствия негатива. Их что, собирали в мешок до моего приезда? И тебе здравствуй, дом родной.
Чего они хотят? Уместнее ли сорваться на крик и запереться в комнате, лечь спать? Хатик бы выбрал что-то из предложенного. Питер запирается в уборной и пишет эту заметку. Капризы, показывание характера. Так и хочется сказать: "Мам, я сыт Блэком по горло. Хоть ты не начинай!" Вместо этого подсовываю тест на соционику: "Маман, а Вы у меня, похоже, Достоевский..."
Никого не хочу видеть или слышать. Отключил все телефоны, кроме городского. Медленно приучаю себя к семье. Пожалуй, стоило бы им сразу объяснить, но дело кончится Кащенко еще до окончания вводной. Вру, что охрипла, заразившись от Даши. Ловлю себя на мысли, что впервые за многие месяцы произношу его мирское имя. Накатывает тоска: мы теперь снова просто люди.
Что делать, если я еще не вернулся полностью, если там остался добрый клок моего лоскутного сердца? Если мне хочется рыдать оттого, что я не набил Сириусу морду...
Пойду мириться, обсуждать новый диван и отчаянно скучать по тлеющим угольям в камине визжащей хижины.

Питипесня

@настроение: "Я раскрою довольно много тайн. Кроме тех, что делились на двоих... "

@темы: живая игра, мародиоры, ностальгия

19:39 

Впечатления от первой сыгровки (репортаж из-под одеяла)

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
В темном углу больничного крыла, укрывшись от мира с чудом маггловской техники (Блэковским нетбуком), я подвожу итоги, с ужасом понимая, что втягиваюсь в игру весьма конкретно. Единственная проблема - неканоничность просто-таки убийственная.
Он искренне любил,
Самозабвенно верил,
Не думая о том, поверят ли потом.
Мой Хвост безумно мил,
Трагически наивен.
Но, строго говоря, и не был он хвостом.

10:19 

шарфик

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
мне ни чёрта не жалко
ни бога cовсем не жалко
схожу с экрана
задушиться бы как айседора дункан
собственным шарфом
гламурно и
странно

(с)Алиса Альварес

15:03 

Утро нового года с позиции теории современной шутки

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Хатик - странный зверек. Он любит читать под новогодней елкой страшно заумные книги, сидеть в новогоднюю ночь перед компом с шампанским и мандаринкой, любит первого января пытаться заговорить о чем-то интеллектуальном и не понимает, почему его все шлют подальше. Но, пожалуй, Хать привык. Потому, получив от папы по шее, он забился в темный уголок своей норки, изучает теорию современного русского анекдота и тихонько повизгивает.
читать дальше

20:01 

мысль спорна и без всякого рода порно

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Мысль состоит в том, что из всей четверки хвост больше всего фапал на Лунатика. И, (что еще более спорно), мог фапнуть на Нюниуса.
Кроме интуиции, есть мысль о том, что они эмоционально друг друг близки, а также во многих вопросах Хвостулю дополняют.
Жду ваших разгромных ИМХОв

@настроение: Глупый мечтатель спорил с луной. Мирно в подушку сопело предательство

19:20 

Бабско-офицерское. Еда времен ночных бдений

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Что-то Хать ходит, ударенный в воспоминания. Сегодня вот готовил чудо-блюдо из юридической молодости. Решил поделиться рецептом с тушками, а на деле получилось какое-то эссе.
О том, как и что мы ели в те годы, когда диплом имел значение

@музыка: "Я препарирую лягушек... "

@настроение: улыбка до ушей

@темы: ностальгия, пожрать

15:55 

Хатик сошел с ума

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
В каждый чистый оттенок сама добавляю серого,
Чтобы веса придать слишком детским еще словам.
Милый, это все та же я. Что с того, что белая?
Милый мой, после смерти все будем там.
На палитру ко всем понемногу желтого.
Ты же любишь осень. Чего же в глазах тоска?
Отчего твои речи искалывают иголками?
Неужели ты так и хочешь дожить до ста?
В каждой краске теперь по крупице осени.
Я послушная, видишь? А кто меня воспитал?
Может мне не смотреть , не терзать вопросами
И тогда расплавится в сердце твоем металл?
Только знаешь… он все обожжет потоками
Лавы веры и искренности любви,
Так что лучше мы ни о чем посидим-поокаем,
Чтобы душу не сжечь твою до крови.

@настроение: грусть-тоска меня съедает

21:32 

И.Бродский

Пока есть ноги, дорога не кончается. Пока есть попа, с ней что-то приключается.
Коньяк в графине - цвета янтаря,
что, в общем, для Литвы симптоматично.
Коньяк вас превращает в бунтаря.
Что не практично. Да, но романтично.
Он сильно обрубает якоря
всему, что неподвижно и статично.
читать дальше

@настроение: "Встретить местных пацанов и Бродского читать для них. И проснуться без часов в заморозках утренних..." (с)

Сточная канава мыслей

главная